Всепожирающая Толерантность: почему кино и игры наполнили геями, чернокожими и феминистками

За что сегодня общественность ругает современные фильмы, сериалы или компьютерные игры? Думаете, за плохую игру актеров? Или плохой сценарий? Нет, за то, что в фильме играют белые актеры гетеросексуальной ориентации. Или за то, что женщин представили слишком слабыми. Всё это вписывается в современную концепцию толерантности, не подразумевающую компромиссов.  Теперь авторский почерк и творческое видение режиссера ломается под давлением чрезмерно толерантного населения, диктующего правила.

Вернее сказать Толерантность, которая раньше была безобидной темой для шуток. Стереотипы о чернокожих и женщинах активно высмеивались и, по крайней мере открыто, не вызывали возмущения. Теперь же с этим всё стало строго, а к касте «неприкасаемых» добавились представители ЛГБТ.

Сразу стоит оговорить, что в материале не поддерживаются какие-либо левацкие взгляды.  Большинство не имеет ничего против актера, будь он геем, чернокожим или всё вместе, если он, в первую очередь, хорошо выполняет свою работу и канонично вписывается в сценарий. Однако сегодня существует проблема, когда задумку сценаристу и режиссеру навязчиво лепит общество. Учитывая то, как быстро разгораются скандалы на этой почве, творцам проще прогнуться под тренд, чем потом страдать от судебных тяжб и гнева людей.

Вспомнить хотя бы случай с игрой Assassin’s Creed Odyssey, где в дополнении героиня обязательно должна была рожать ребенка. Гнев феминисток был страшен, так что студии-разработчику Ubisoft пришлось переделывать своё творение.  Тем не менее, всё это идет именно от кинематографа, ставшего лакмусовой бумажкой.  Но что же всё это в целом: мимолетный тренд сегодняшних дней или закрепившийся на века новый канон? Давайте разберемся.

Разрушенные рамки сценарных канонов

Очевидно для многих, что сегодня тренд задает Голливуд, раскинувший щупальца как мифический Шоггот. Даже Китай, имеющий свой самобытный рынок, всё чаще сдается под напором западных требований.

Ситуацию наглядно демонстрируют критерии британской академии кино и телевизионных искусств, предъявляемые к тем, кто хочет претендовать на звание лучшего фильма, режиссера, сценариста или актера. Важно отметить, что требования схожи с теми, что предлагает кинопремия «Оскар». Их появлению обязан скандал, разгоревшийся в 2018 году, когда среди 20 актеров-номинантов оказалось только 2 афроамериканца, а в номинации «Лучший режиссер» отсутствовали женщины.

Фактически талант отошел на второй план, уступив пьедестал гендеру и цвету кожи. Но какие установлены правила Позитивной Дискриминации?  Чтобы выдвинуться на конкурс, что ещё не дает победы, фильмы и сериалы должны отвечать следующим требованиям: как минимум один из героев должен представлять какую-либо категорию меньшинств. Второстепенные герои должны распределяться так: пополам мужчины и женщины, 20% этнических меньшинств, 10% сексуальных и 7% людей с ограниченными возможностями (инвалиды).

Чтобы повысить шансы на победу сегодня продюсеры и режиссеры должны выполнять эту норму «по-стахановски», наверняка. И не важно, что зритель может пребывать в недоумении. И впереди, похоже, ждут только новые горизонты. Тоже касается и компьютерных игр, хотя для них пока список обязательных критериев ещё не введен, пока.

Важно отметить, что современную толерантность укрепляют маркетологи игровых и кинокомпаний. Ведь для них главное цифры. Чего же хочет добиться общественность? В случае с чернокожими всё просто: несколько десятилетий их не было на экранах, а ситуацию подогревал тренд на Blackface, когда белые актеры ради комичности ситуации мазали лицо гуталином и потешали публику кривляньями. Но не должны ведь от этого страдать оригинальные произведения?

С геями, лесбиянками и бисексуалами ситуация сложнее. Они уже давно получили равные права и свободу идентификации, но почему тема настолько актуальна и злободневна? Стремление подчеркнуть эту полученную свободу порой просто доходит до абсурда,  а ЛГБТ-сообщество за малейшую провинность готово затравить актера или режиссера.

Однако подобная попытка угодить той или иной категории меньшинств может разозлить и их противников. Вспомнить хотя бы фильм «Девушка из Дании», где актер Эдди Редмейн сыграл первого художника-трансгендера.  Фильм произвел настоящий фурор: в некоторых странах картину запретили к показу, а самого актера сделали персоной нон грата. Чьи интересы тогда стоит учитывать и можно ли найти золотую середину? Пока не толерантная общественность явно проигрывает. Давайте пройдемся по громким примерам.

Фильм «Гарри Поттер» продолжает оставаться феноменом современности, поэтому многие фанаты ждали расширения этого знаменитого магического мира. И дождались появления «Фантастических тварей», в котором общественность наблюдала и приняла бурный однополый роман Дамблдора и Гриндевальда. Однако пьеса «Гарри Поттер и проклятое дитя» обернулась критикой для автора Джоан Роулинг после её заявления в адрес фанатов, что любимый для всех персонаж Гермиона всегда была чернокожей. Но писательница проигнорировала возмущение и ответила затемнением ещё одного героя – Хагрида.

Стоит упомянуть и перезапуск «Охотников за приведениями» 2016 года, когда все главные роли исполнили женщины. Общественность оказалась недовольна появлением «сильных женщин» вместо харизматичных Билла Мюррея и его команды. Но актрисы ответили тем, что лишь продолжили критиковать другие фильмы за отсутствие таких же женщин-героинь.

Нельзя не вспомнить и новую адаптацию «Красавицы и чудовища». Оригинальный мультфильм, рассказывающий о девушке, любившей не за внешность, а за душу, заставлял плакать людей по всему миру не одно десятилетие. Сюжетная линия осталась, но многие из ключевых персонажей, вроде мадам де Гардероб, священника и возлюбленной Люмьера, поменяли цвет кожи. Претензия обоснована, ведь если это ремейк, значит важно не забывать о времени действия.  А это конец 18 века, когда темнокожие явно не были придворными господами.

Если следовать современному тренду, то можно было сделать как в «Джанго освобожденный»  Квентина Тарантино. Оригинальный сюжет, где чернокожие играют ключевые роли в соответствии со временем действия, причём в вольной адаптации. Добавило масла в огонь «Красавицы и чудовища» то, что друг антагониста Гастона – гей, устраивающий на протяжении всей детской сказки флирт и заигрывания.  Не всем пришлось по душе подобное изменение классики.

Тоже ждет и «Русалочку», на роль которой взяли чернокожую певицу  Холли Бэйли в угоду современному тренду толерантности. То, что многие выступают против коверкания классики, никак не тронуло создателей картины. Но если пренебрежение канонами и временем ещё можно простить в сказках, списывая на фантастический сюжет, что же с историческими кинолентами?

В «Падении Трои» спартанского сановника играет афроамериканец. Уместно ли это, когда спартанцы даже к грекам относились с явным пренебрежением, вопреки родственности народов. Но апогеем абсурда стал британский сериал «Великая», вышедший на экраны в прошлом году. Понятно, что это сатирическая картина про похождения Елизаветы II, но вдруг потемневший Князь Ростов вызвал у аудитории, особенно у российской, полное недоумение.

Примеров гораздо больше, но представьте, если бы ситуация сработала наоборот: белые поставили «Хижину дяди Тома» и исполнили роли темнокожих. Какой бы произошёл резонанс и скандал, связанный с нынешней толерантностью.  

Особенно это касается аудитории России и СНГ, наиболее остро воспринимающей навязывание современных трендов, и задающейся вопросом

Почему и откуда взялась толерантность?

Вопросом «почему» задавались многие после просмотра очередного кино или сериала, а также прохождения игры. Поначалу казалось, что это временный тренд, учиненный компаниями-производителями для маркетинговых взлетов. Однако сейчас всё выглядит уже далеко не так.

Во многом тренд на борьбу был создан США. В разные эпохи сменялись акценты – война за независимость, отказ от рабства, предоставление прав для женщин, борьба за гендерное равенство и права сексуальных меньшинств.  В последние годы всё это собралось воедино: свобода должна быть без ограничений, а равенство – для всех и каждого. На практике всё не так идеально, однако толерантности и политкорректности требуют от всех в качестве правила хорошего тона.

Прибавив сюда требование уважения ко всему, даже если не нравится, современное многообразие гендеров и мультикультуризм – получается тренды и запросы общества. Всё это вкупе не повестка дня, а проводимая десятилетиями работа в попытке угодить всем и каждому, однако на практике всё это раскалывает общественность, оставляя чье-то мнение на задворках.

Жаркие споры по поводу уместности идут, но киногиганты и игроделы следуют той повестке, которая выбилась на первый план. Мнение здесь не главное, важно, сколько на этом можно заработать, хотя всегда считалось, что искусство должно быть для всех.  Проблем добавляет и жесткое влияние законодательства в странах, выступающих основными поставщиками кино, сериалов и игр.

В Канаде, например, вы получите налоговые поблажки на создание своего продукта, но нельзя забывать и о действующем законе против дискриминации сексуальных меньшинств. В США же контроль над киноиндустрией осуществляют ЛГБТ-сообщества, добивающиеся соответствия вышеупомянутым критериям. Повторюсь, всё это допустимо, если не идет в ущерб искусству и не доходит до абсурда, что в последнее время всё чаще происходит.

Тем не менее, законы позволяют разным группам продвигать свою повестку, вырывающуюся за пределы одной конкретной страны. А тут уже не учитывается менталитет и законодательство других стран. Особенно это касается России, часто меряющей образ Запада на себе. Кроме того, на ситуацию влияет и поколение, выходящее на первый план со своим набором убеждений и ценностей. Это естественный и нормальный процесс, однако, иногда он переходит критическую отметку, стирая интересы уходящего поколения.

Отдельную и важную роль во всём этом играют социальные сети, ставшие настоящим инструментом воздействия на бизнес. Если людям не нравится тот или иной тренд, они переворачивают его, устраивая массовый залп хештегов. Здесь показателен пример фильма «Соник», когда образ ежа не устроил общественность и после негодования пользователей художники спешно перерисовали персонажа.

Правда, с киноадаптацией культового произведения «Ведьмак» это не произошло. Возмущение чернокожими славянами быстро свели на нет тем, что вселенная подразумевает разные расы – от эльфов до вампиров – поэтому допустима и смена цвета кожи. Хотя книга подразумевает в большей степени именно славянский фольклор.

Чаще всего шумиху поднимают «борцы за социальную справедливость» (social justice warrior). Сегодня это по праву деструктивная субкультура, сталкивающая всех лбами из-за своей приверженности стереотипам и шаблонным понятиям о «добре и зле», «черном и белом».  Яркий и типичный пример: белый мужчина имеет больше шансов на попадание на хорошую работу, нежели чернокожий.

Причём SJW могут увидеть неравенство или дискриминацию абсолютно во всём, после чего будут предприниматься попытки оказания давления. Вот несколько ярких примеров последних лет. Создатели игры  Kingdom Come: Deliverance, рассказывающей про средневековую Чехию, подверглись критике за отсутствие чернокожих персонажей.

Кроме того, представители  SJW требовали сделать главную героиню мультфильма «Холодное сердце» гомосексуальной. В компьютерных играх Overwatch и Tekken им не понравилось, что в первой отсутствуют чернокожие героини и геи, а во второй – женщины якобы унижены из-за меньшего количества одежды, чем на мужчинах.

Самый свежий пример – премия вручения «Оскара», состоявшаяся 26 апреля. Награду за лучшую мужскую роль получил не Чедвик Боузман, номинированный посмертно, а Энтони Хопкинс. Темнокожую общественность возмутило, что статуэтку дали актеру за действительно сильную роль в картине «Отец», а не другому за цвет кожи. Безусловно, Боузман был талантом, однако критиковать кинопремию за объективную оценку отыгранной роли – абсурд.

Тем не менее, SJW продолжает совершать нападки на бизнес, который болезненно реагирует на обвинения в дискриминации и поэтому проводит политику «многообразия», нарушая привычное восприятие общественности. Отсюда и появляются такие ситуации, когда греческий бог Зевс в «Трое» от ВВС вдруг становится чернокожим,  Ахиллес бисексуален, а любой белый персонаж – моральный урод.

Можно ли повлиять на ситуацию?

Как уже говорилось выше, наиболее жаркие дискуссии возникают в странах бывшего Советского Союза. Вероятно, их было бы меньше, если бы не навязчивость.  Ведь зрители ходят в кино не для накачки пропагандой. Тем не менее, даже крепкую классику пытаются адаптировать под современный тренд. Почему?

Ведь ещё лет 30 назад, независимо от общества, будь оно капиталистическим или коммунистическим, ценности и восприятие были схожи – брак между мужчиной и женщиной, справедливость равна закону, а добро всегда побеждает зло.  Подобных устоев придерживались везде: в США, в Европе и в СССР.  Однако сегодня стирание  «нормы» не коснулось только большинства стран СНГ.

Это и играет на критическое восприятие постсоветской общественности, которая не воспринимает обновленные нравы однозначно позитивно. Тем самым происходит «разрыв шаблона», к которому многие из нас оказываются неготовыми.  При этом, все привыкли потреблять голливудский продукт, как гарант высшего качества. Даже сейчас, несмотря на большой прогресс цифровых платформ, повального интереса к российским, европейским или индийско-китайским режиссерам или студиям просто нет.

Но можно ли что-то с этим сделать? Многие считают, что бойкот лучший выход, если зрителю не нравятся нереально сильные женщины, многообразие рас или сексуальных ориентаций в играх, фильмах и сериалах. Однако в этом нет никакого смысла, ведь насаждение толерантности продолжится в тех же масштабах, если не ещё сильнее.

Всё, что выпускает Голливуд и западные игровые компании, делается, прежде всего, для самих американцев, а создатели сериалов на цифровых платформах адаптируются под тех же рекламодателей из США. Именно они и получают основные сборы от продуктов, адаптируя последующие творения под американские вкусы, повестку и желания.

На втором и третьем местах по сборам находятся азиатские страны – Китай и Япония, а уже после идут европейские страны. Поэтому Голливуд, превратившийся из «фабрики грез» в «денежный конвейер», успешно подстраивается под повестку и продолжает её диктовать.  Чтобы это увидеть, достаточно вспомнить три громких, набравших популярность  фильма: «Чудо-женщина», «Черная пантера» и «Лунный свет».  Всё по канону – сильные женщины, чернокожие и чернокожие-геи.

Россия, как и многие страны СНГ, в этой медиа-империи занимает далеко не первое место, поэтому западным воротилам мало интересует мнение российской аудитории. Успех оценивается по прибыли, полученной в США, Европе и Китае, поэтому ждать адаптацию под россиян явно не стоит. Очевидно, что если мы на этот процесс уже никак не можем повлиять , значит это тупиковый путь.

Что же тогда делать? Прекратить стенания и удовлетворять потребности самостоятельно, улучшая качество своей медиа-продукции. Необходимо работать именно на это и, возможно, тогда взгляды России на ценности и общество через фильмы и игры услышат в мировой культуре. Из-за неумения создавать  хороший продукт больше, чем 1 к 10, нашу страну воспринимают, как находящуюся на отшибе, что совершенно не так.

Хотя к качеству, действительно, есть вопросы. Если игровые разработчики уже начинают занимать хоть какое-то место со своим продуктом, то киноделы пытаются тягаться с Голливудом, используя для этого не творческий потенциал, а навязчивый многомесячный PR и урезание проката западных картин.  Ведь проще Удобно сидеть в огороженной от «больших дядь» песочнице и грозно покрикивать на всех вокруг. Но только через жесточайшую конкуренцию можно определить свой реальный уровень качества, а также найти аудиторию по всему миру. Тогда-то и будут диктоваться новые тренды и повестка дня.

В этом плане показателен пример уже упомянутого «Ведьмака» - зеркала славянской культуры. Вопросы о присутствии чернокожих «славян» появились после того, как за экранизацию талантливой книги взялся Netflix. Приобрети права какая-нибудь отечественная компания и подобные мысли отпали бы сами собой.

Но если уж российские киноделы до этого не додумываются, маленький вклад в продвижение кино, сериалов или игр, пусть и из других стран, всё-таки можно. Просто поддерживайте копейкой ту продукцию, к которой испытываете симпатию. Благо сегодня это сделать достаточно просто и, возможно, тогда ещё можно будет потягаться с господствующей абсурдной толерантностью.

Постскриптум

Можно привести десятки, если не сотни примеров, когда синдром поиска глубинного смысла толерантности возводил всё в абсурд. Аналогичные истории можно обнаружить и по другую сторону баррикад. Но не правильно судить фильмы, сериалы или игры только по современному тренду.

Именно из-за неверного подхода искусство продолжает страдать. Общество пытается оценивать все мелочи вокруг, но не сам продукт, в котором нужно смотреть на режиссуру, сценарий, актеров и повествование. Главное, чтобы это было действительно искусством, творчеством от сердца, а не от желания угодить всем толерантным и нетолерантным.

Резюмируя, хочется сказать: оценивайте фильмы, сериалы или игры не по заданному тренду, а по внутреннему наполнению. Тогда всё это обретет совершенно иной смысл.

 

 

Автор: Роман Журавлев

Подпишитесь на нас в соцсетях

VK



Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий

Поиск по сайту

Тэги по теме