Цифровая среда в образовании, как повод задуматься

Я никогда не учу своих учеников. Я только даю им условия, при которых они могут сами учиться.

Альберт Эйнштейн

21 век ознаменован бурным развитием цифрового пространства. В последние годы, с приходом очередной вселенской проблемы – пандемии, скорость видоизменения цифровой среды и общая вовлеченность массового пользователя в мир цифры даже увеличились. При этом налицо и растущее расслоение не только общества, но и целых стран, по степени цифровизации и участия в общем информационном поле. Само по себе это явление заслуживает отдельного рассмотрения в научных трудах, но я традиционно посмотрю на процесс через призму влияния на образовании.

Исходя из общих тенденций развития общества понятно, почему столь большое внимание уделяется правительством цифровизации образования, ведь именно образование должно выдавать тех самых будущих специалистов, которые построят новую, во многом цифровую, экономику. Процитирую сайт федерального проекта «Цифровая образовательная среда»: проект "направлен на создание и внедрение в образовательных организациях цифровой образовательной среды, а также обеспечение реализации цифровой трансформации системы образования. В рамках проекта ведется работа по оснащению организаций современным оборудованием и развитие цифровых сервисов и контента для образовательной деятельности".

Важная задача? Конечно! Актуальная? Безусловно! Но почему в последнее время меня, как действующего педагога, школьного администратора и IT-специалиста, все больше волнуют вопросы, связанные как раз с процессом построения цифровой образовательной среды… Да и не меня одного, конечно. Вот и предлагаю обсудить темы, связанные с "цифровой трансформацией системы образования", посмотреть с разных сторон на внедряемый инструментарий, обсудить важность перемен и необходимость тщательной проработки всех аспектов цифровизации такого сложного и ответственного механизма, как образование.

При этом данные вопросы интересно рассматривать с разных сторон зрения, как со стороны государства и образовательной системы, так и со стороны конечного потребителя – учеников, родителей, педагогов.

 

Государство в поисках "цифрового ускорения"

Со стороны государства все более-менее понятно: мы действительно отстаем во многих аспектах развития "цифровой" экономики и это отставание необходимо в кратчайшие сроки ликвидировать. А отставание есть, несмотря на то, что в последние годы произошло много подвижек в этой сфере.  Развивается социальная информационная среда, в качестве примера можно привести все тот же Единый портал государственных услуг Российской Федерации. Да, уже только ленивый не покритиковал портал за сложность регистрации и нахождения там нужной информации, но… Вы посмотрите, как быстро развивается этот сервис, сколько услуг постепенно в него интегрируется, происходит закономерное в современном мире появление единых баз данных и уже не приходится заглядывать в десятки окошек для получения одного документа.  Чтобы вспомнить "как было" и сравнить, не нужна даже машина времени, достаточно просто попробовать получить форму 9 по месту жительства. Может это мне так не повезло, но вроде и Санкт-Петербург вполне себе мегаполис, и район самый что ни на есть Центральный, но вот они – те самые окошки, ничуть не изменившиеся за десятки лет, и очереди оттуда же. Может их так и оставить специально, для ощущения контраста с МФЦ и порталами электронных услуг?

Серьезные подвижки видны и в "цифровом" финансовом секторе, расширяется применение информационных технологий в военно-промышленном комплексе. Но, в целом, развиваемся мы в "цифре" медленно, и это крайне грустный факт для такой большой и сильной страны.

Достаточно посмотреть на топ-500 мощнейших суперкомпьютеров мира, в котором Россия занимает отнюдь не первые места, а ведь это мощнейшие инструменты обсчета экономических, научных, технических проектов. 15 ноября 2021 года был опубликован очередной список топ-500 мощнейших суперкомпьютеров мира и на этот раз в него вошли 7 российских суперкомпьютеров (в предыдущем, июньском, от России в список попали всего 3 системы). За улучшение позиций стоит поблагодарить «Яндекс» и Сбербанк, суперкомпьютеры которых были поданы в рейтинг. Радует, что суперкомпьютер «Яндекса» «Червоненкис» занял 19-ю строчку рейтинга суперкомпьютеров топ-500, став самой производительной системой во всей Восточной Европе. Но, даже после улучшения позиций в мировом рейтинге, Россия отстает от стран-лидеров списка (Китая и США) и по общему числу суперкомпьютеров, и по производительности самых мощных из них. Китай представляет в списке 173 системы, США – 149.

Можно смотреть различные показатели, но тенденция видна – для компенсации разрыва в развитии "цифроориентированных" областей нам надо много и быстро работать. Надо растить специалистов для этого рывка, развивать свое производство микроэлектроники, проектировать процессоры нового поколения. В ближайшее время потребуется целая армия профессионалов в области систем искусственного интеллекта, машинного обучения, робототехники, схемотехники и десятков других жизненно важных для развития страны направлений.

Понимание государством этих проблем налицо, именно отсюда и проистекают национальные проекты цифровизации образования. Деньги выделены, ответственные специалисты назначены, процесс пошел.

И тут мы переходим к системе образования.

Система образования. Цифровой консерватизм

Я бы с огромным удовольствием написал, что в системе образования все понимают и принимают нововведения, связанные с госзаказом на "цифру", но, объективно, не могу. Начнем с того, что любое преобразование образовательного пространства – очень сложный и ответственный процесс. Система обладает изрядным запасом консерватизма. И это, как ни странно, весьма оправданно. Это может и неожиданно звучит от меня, всю жизнь искавшего как раз новые формы и технологии в образовании, но мне действительно близко понимание консерватизма от Н.А. Бердяева «Консервативное начало само по себе не противоположно развитию, оно только требует, чтобы развитие было органическим, чтобы будущее не истребляло прошедшего, а продолжало его развивать» (Бердяев Н. О консерватизме. Судьба России. Сочинения. М. Харьков. 1998).

Возможно, понимание ценности консерватизма пришло потому, что мы пережили исторический переломный момент, прошли путем "90-ых". В начале рыночных реформ все хотели перемен, при этом мало задаваясь вопросом их оправданности и обоснованности. Коснулось это и образования, начался бесконечный поток реформ. Реформировалось отношение к школе и учителю, расцветала идеология "сферы услуг", периодически реформисты бросались из крайности в крайность. Знаете, я может скажу и крамольную мысль, но на моих глазах разваливалась мощная и структурированная система, которую сейчас многие ностальгически вспоминают, как "отличное советское образование". Я не буду петь дифирамбы той системе, она была хороша именно для определенного этапа развития страны и требовала изменения, как и все в этом мире. Но! Это была четко выстроенная система, за которой стояли годы исследований, научных трудов и отработанных методик. На смену же ей, ломая и отвергая проверенные практики, пришла система исполнения реформаторских вводных, которые часто не выживали и в течении полугода, сменяясь новыми, зачастую противоречащими исходным посылам. Что могу сказать, пережив эти 10-15 лет метаний… Советская система образования была крута! Она, как и наш оборонный комплекс, смогла обеспечить такой запас прочности, что и за десятилетние непродуманных действий ее не смогли развалить окончательно. Учителя "старой школы" держались, продолжали давать качественные уроки, да и молодые специалисты смогли поработать рядом с настоящими педагогами-профессионалами, перенимая их опыт.

К сожалению, выживание качества образования было "вопреки", а не "вследствие" реформ.  И это крайне грустно, поскольку за этот срок произошло привыкание всех участников процесса к существующему режиму "выживания". Постепенно и планомерно уходило отношение к учителю и классному руководителю, как к очень важным и уважаемым участникам развития общества, развивалось потребительское отношение к "услуге образования", множилось количество галочек и отчетов, долженствующих показать, как все лучше и лучше учатся наши дети, нарастала оторванность реальности от желаемого результата. В этих условиях здоровый консерватизм системы, по сути, спас наше образование, уберег от массы проблем, которые неминуемо возникли бы, начни педагоги пытаться в реальности внедрять все новомодные требования и технологии. Но сейчас ситуация несколько стабилизировалась, федеральные государственные образовательные стандарты все же задали некую конструктивную прочность системы образования. И настало время остановится, оглянуться и подумать о том, насколько же назрели объективные перемены и… как же вдумчиво и аккуратно их придется внедрять, памятуя о выработавшемся иммунитете системы к преобразованиям-однодневкам.

Но перемены необходимы, ибо слишком стремительно меняется мир вокруг. Цифровые технологии ускорили процессы общественной эволюции многократно. С каждым следующим витком технологического прогресса смена поколений, психологически отличных от предыдущих, происходит все быстрее. Уже "вчера" организовывать учебный процесс надо было не так, как это было 10-20 лет назад. Дети по-другому воспринимают информационные потоки, сами механизмы обработки информации претерпели изменение. Почитайте материалы, связанные с Теорией поколений. Может быть и не во всем она научна, но многочисленные исследования действительно показывают, что выделяются характерные, близкие черты во взглядах и восприятии многих вопросов у людей, рожденных в те, или иные годы. И смена "информационных" поколений происходит все быстрее, что порождает множественное непонимание при общении людей разного возраста. Они просто думают, понимают и говорят по-разному! Система образования не может игнорировать этот факт.

И где множественные исследования на эту тему? Где научные школы, которые занимаются проблемой разработки адаптационных методик, призванных научить педагогов общаться и учитывать изменения в информационных установках современных детей? Может быть в педагогических институтах готовят педагогов будущего, способных быстро адаптироваться и организовывать процесс познания детей, которые придут в школу вместе с ними? Так нет же, если приглядеться, то и методики, и технологии обучения в педвузах не особо изменились на протяжении последних десятилетий. Лишь один пример – уже появились приложения для решения математических задач высокого уровня сложности, основанные на ИИ (PhotoMath, которым прекрасно пользуются ребята, начиная класса с 4-го), в связи с чем необходимо качественно изменить систему домашних заданий и контроля на уроках математики. Где такие подвижки, где учет возможностей современных технологий при обучении детей? Таких примеров множество.

Изменения крайне нужны и в самой системе организации занятий. Классно-урочная система существует, вдумайтесь, более 4 веков! Все вокруг давно поменялось, но рассадка по классам и обучение коллективов детей в рамках учебного часа незыблемо. Сейчас часто можно встретить в обсуждениях взрослых людей суждения о том, что в свое время "они-то были умнее", учились лучше, знали больше и т.д. Но это не так! Современные дети умнее и быстрее в обработке информации, нежели их предшественники. Даже по моему опыту - ребята 3-их классов в рамках проектной деятельности демонстрируют свою возросшую "взрослость", способны решать весьма сложные для их возраста задачи и не испытывают ужаса перед возрастающими объемами учебной информации. И это те же самые дети, которых считают "неудобными" учителя начальной школы, что вполне объяснимо – они чуть опережают темпы подачи учебного материала, отвлекаются, их все время надо приводить в организованный порядок, притормаживать и учить правильно сидеть в ожидании остальных учеников. Винить за это учителей нельзя, это на наших проектах ребята работают малыми группами по 8 человек, а у них больше 25 ребят в классе, и каждый – выраженная индивидуальность, но работать индивидуально на уроке не получится. Чтобы хоть как-то привести класс в нужное учебное состояние учителя и занимаются воспитанием дисциплины и "одновременности" усвоения материала.

Следствие – за время начальной школы умные и яркие ребята чаще всего начинают понимать, что знать больше других не надо, это приводит к неудобствам, проявлять инициативу излишне, и т.д. Мы сами "причесываем" свое лучшее (потому что существующее здесь и сейчас) юное поколение под гребенку, притормаживаем стремление познавать мир и учиться, загоняем их в рамки морально устаревшей системы. Да, существуют методики работы с одаренными детьми, но, поверьте, в условиях классно-урочной системы это малоэффективно. Особенно силами учителей, ведущих в неделю не 18 часов (стандарт учебной нагрузки), а 24-32 и больше, чтобы как-то вывести зарплату на достойный уровень. Частично все это компенсируется системой внеурочной работы и дополнительного образования, но там свои проблемы, обычно связанные с тем, что родители настолько хотят улучшить показатели ребенка и дать ему то, чего сами часто были лишены, что несбалансированные объемы приводят все к тому же результату – ребенок устает от множества различных занятий, их форм и методик, начинает внутренне отвергать саму идею участия в образовательном процессе. И, к моменту, когда должен достигаться пик развития личности в плане организации и выбора путей самообразования, структурирования информации и профессионального выбора, т.е. к выпуску из школы, мы получаем "бледно-зелененьких" выпускников, сосредоточившихся на близком ЕГЭ, с массой психологических проблем адаптации в новом для них мире взрослых, где так или иначе придется самим принимать какие-то решения. Со мной могут поспорить представители физико-математических лицеев и других профильных организаций, в основном имеющих в распоряжении весьма важный инструмент – отбор поступающих к ним детей, что влечет за собой решение значительной части проблем современной школы. Но мы говорим об общем срезе.

И что имеем в итоге? Образовательную систему, за десятилетия привыкшую к непрерывному процессу "реформирования", уже приспособившуюся жить в этом процессе и не очень активно на него реагировать, засыпаемую отчетами и мониторингами, долженствующими показать, как она развивается и совершенствуется под чутким руководством все новых руководителей.  При этом все построено на древней (но пока не предложено ничего лучшего) классно-урочной системе и все нововведения в лучшем случае работают как "костыли", поддерживающие ее существование в современном мире.

И вот этой системе образования надлежит в кратчайшие сроки построить ЦИФРОВУЮ ОБРАЗОВАТЕЛЬНУЮ СРЕДУ? Понятно, в помощь выделяются мощнейшие научные  ресурсы, те же педагогические ВУЗы… Ну, об этом я уже писал. 

Понятно, что в таких условиях самое прогнозируемое видение "цифровой трансформации": за время реализации проекта в школы поступит какое-то количество новой техники, учителей обучат пользоваться рядом новых технологий, будут созданы некие новые образовательные порталы, получат развитие центры дополнительной подготовки учащихся в области цифровых технологий.

Так вроде все и хорошо? Нет, на самом деле – не могу оспорить ни одно из перечисленных направлений. Все это нужно и важно. Вопрос лишь в том, что все это можно сделать "для галочки", а можно получить реальный качественный рывок образовательной системы. Национальный проект – прекрасный повод и одновременно отличный механизм реализации такой трансформации. Но главная наша проблема в том, что "для галочки" привычнее и понятнее.

Давайте пройдемся по пунктам.

1. В школы поступит новая цифровая техника.

Это замечательно, в школах давно назрела необходимость обновления (а где-то еще и создания) МТБ для цифрового преобразования. Мы сами совсем недавно, в рамках программы реализации нацпроекта, получили 28 вполне приличных ноутбуков. И так – во множестве школ России.

Вопрос только в том, что поставить технику – это самое простое (ну, простите) и удобное действие для ответственных за реализацию проекта лиц. Но ведь идет национальный проект преобразования образовательного пространства школ! Может быть, стоило, в связи с этим, подумать (ох уж это слово) о самой сути организации цифровой МТБ в школах? Например, продумать систему выделения средств на поддержку и ремонт поставляемой в школы техники, сделать его не эпизодическим, а планомерным? Современная цифровая инфраструктура – это множество элементов, объединяемых сетевыми решениями, требующая присутствия (и оплаты) соответствующих специалистов. Помимо непосредственно компьютеров (планшетов, ноутбуков) требуются сервера, сетевая инфраструктура, программное обеспечение. И, главное, люди, которые обеспечивают бесперебойную и эффективную работу всего этого хозяйства в образовательной организации. Над этим надо серьезно думать и прорабатывать финансирование нового, цифрового пространства, не в сиюминутном, а в пролонгированном варианте. Время для этого пришло, жалко смотреть, как оно уходит.

2. Учителей обучат пользоваться рядом новых технологий

Замечательно! Очень нужно! Вопрос лишь в том, что людей, реально способных научить чему-то важному именно в плане применимости "цифры" в образовании – не так уж и много. Их опять же надо было готовить чуть раньше начала глобального проекта преобразования. На деле же мы видим привычную картину: явно осваиваются большие средства на обучение педагогов, и все больше плодятся обучающие вебинары, видеоролики, курсы. И лишь малая часть из этого обучения ведется настоящими профессионалами своего дела. Вновь в отчетах появятся сотни тысяч обученных цифровым технологиям учителей, в лучшем случае способных создать презентацию в Power Point.

Очень не хочу спорить с тезисом, что повышать квалификацию учителей в области цифровых технологий нужно. Напротив, считаю, что это необходимо. Но опять хочется видеть не проверенные годами практики освоения бюджета и создания массовости не особо качественного обучения, а продуманную политику внедрения новых технологий в образовательные организации. Это опять же требует пересмотра самой сути механизма построения цифровой образовательной среды, что сложнее, чем просто провести серию вебинаров и поставить жирную галочку "ОБУЧЕНЫ". Но речь же идет о цифровой трансформации столь консервативной системы. Нужен тщательный отбор цифровых технологий для образования, анализ существующих в мире практик развития (чтобы не натыкаться на уже известные грабли), проработка методик внедрения этих технологий в образовательный процесс и дальнейшая поддержка всего процесса специально выделенными ресурсами. И об этом надо думать и это надо делать.

Приведу простой пример из практики внедрения. В свое время я работал в школе при Посольстве РФ в Болгарии. На определенном этапе мы задумались о целесообразности создания в школе выделенного мультимедийного кабинета, в дополнение к существующим компьютерным классам, почти всегда занятым в рамках предмета "Информатика". Этот мультимедийный кабинет (компьютеры учеников, интерактивная доска, проектор) могли бы использовать учителя-предметники для проведения своих уроков, требующих использования цифровых ресурсов, благо уже к 2000 г. таковых в мире существовало множество. И мы создали такой кабинет, показали и рассказали, как и чем можно пользоваться, обучили учителей. Прошел месяц. Уроки в новом кабинете единичные. Собрали учителей, обсудили, почему не используются новые мощности. Услышали, что вести урок и одновременно помогать детям решать технические проблемы, включать – выключать технику, проверять правильность ввода аккаунтов – нереально. Учителя хотели работать с использованием "цифры", им крайне понравились многие образовательные ресурсы, но … Подумали, как можно решить вопрос. В школе при Посольстве многое решается проще, так что нам выделили дополнительного сотрудника, достаточно разбирающегося в компьютерной технике, чтобы включать и выключать машины, загружать заранее прописанные для занятия цифровые ресурсы, оказывать поддержку детям во время урока. И кабинет заработал, да как! Занятия в журнале записи приходилось бронировать за пару недель, иначе все учебное время было занято. Могу предположить, что, запусти мы в работу еще один такой кабинет, он также был бы максимально востребован.  А что изменилось? Изменилась технология проведения предметного занятия с использованием цифровых ресурсов, появилась техническая поддержка учителя-предметника на занятии с компьютерами. И вот это реальный пример "цифровой трансформации" образовательного пространства, требующий отрыва от традиционной формы проведения занятий "один учитель – один класс".

В ряде стран встречался с различными формами внедрения "цифры" в образовательное пространство. И продуктивные формы чаще всего включали в себя не только разработку принципиально новых форм поставки техники в школы, предусматривающих ремонт, сопровождение и прогнозируемое обновление в определенный временной промежуток, но и создание в школах новых структур, поддерживающих и обеспечивающих внедрение информационных технологий в образовательный процесс. Пример – выделенная ставка "специалиста по внедрению", сотрудника, занимающегося изучением стиля работы и используемого инструментария учителей разных предметных областей и предлагающего им подходящие цифровые инструменты, обучающего и сопровождающего применение этих инструментов на занятиях.

Да, это новые ставки, да еще и платить придется вполне конкурентную зарплату, "цифра" редко бывает дешевой. Но эффективность процесса возрастет многократно! Ну не требуйте от обычных школьных учителей, достаточно консервативных, как и вся система, что они начнут сами экспериментировать с ресурсами, технологиями и, каким-то образом, сами внедрят цифровую технологичность в занятия. Это должен быть постепенный, но постоянный процесс, выверенный, контролируемый настоящими профессионалами в области педагогического внедрения.

Мы вновь упираемся в необходимость структурных изменений, привлечения в школы новых специалистов в области применения цифровых технологий для трансформации образовательной среды. Без них процесс реализации национального проекта выродится в заурядное, не особо плановое, обновление МТБ образовательных организаций. И вновь упираемся в то, что этих вакансий в школах не появится, ибо привлечение специалистов и создание новых структур в школах – дело затратное, сложно организуемое, кто на себя возьмет такую ответственность? Но, если все хорошо посчитать – то оно окупаемо уже в ближайшем будущем. Если, конечно, целью является именно вложение в будущее, а не сиюминутные "результаты" массовой цифровизации.

 На этом тезисе сегодня остановлюсь. Но мы обязательно продолжим, тема важная и многогранная. В следующий раз, в частности, предлагаю обсудить уже состоявшееся взаимодействие участников образовательного процесса с ресурсами дистанционного образования, весьма неоднозначное и противоречивое.

 

 

Автор: Юрий Винницкий

Подпишитесь на нас в соцсетях

VK



Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий

Поиск по сайту

Тэги по теме