Супергерои нашего времени: за призвание не доплачиваем

Там на неведомых дорожках следы неведомых людей...

В нашей стране есть такая работа – считать следы животных на снегу. Её масштаб носит всероссийский характер, но о тех, кто этим занимается, редко упоминают центральные СМИ. Между тем, каждую зиму сотрудники различных охраняемых природных территорий преодолевают тысячи километров снежного покрова с целью посчитать количество зверя на заданном участке. Это называется зимним маршрутным учетом, или сокращенно – ЗМУ. Больших денег эта деятельность не приносит, хотя требует от человека сибирского здоровья и недюжинных способностей. Поэтому случайные люди долго на таком месте не задерживаются. Другие же, кто без этого не мыслит свою жизнь, всю свою жизнь вынуждены сводить концы с концами. В таких случаях обычно говорят: не работа, а призвание.

Личный опыт

Месяц назад мне довелось принять добровольное участие в настоящем ЗМУ. Вместе с государственными инспекторами Забайкальского национального парка я прошел лыжный маршрут в 70 километров и лично на себе испытал всю тяжесть сего мероприятия. Если резюмировать, то это адский труд для неподготовленного человека, и настоящее проклятие – для подготовленного.

Безусловно, своя романтика в этом есть: лес, горы, следы животных, но под 30-килограммовом рюкзаком при средней температуре -30С° все это довольно быстро теряет свою привлекательность. Семь дней по лыжне, ни шагу в сторону. Ненависть к лыжам появляется почти сразу, но снимать их нельзя, иначе сразу же окажешься по грудь в снегу. Страшно упасть, потому что придется вставать, но падать все равно приходится часто. За разнообразие пейзажа приходится платить крутыми подъемами на перевалы. Шансы увидеть соболя или, на худой конец, лося хоть и есть, но крайне невелики. Большую часть пути просто идешь и задаешь себе все время один и тот же вопрос: «на кой черт ты взял с собой фотоаппарат?!»

Почему это важно?

На первый взгляд, ЗМУ – тема узкоспециализированная и достойна внимания лишь тех, кто каким-то образом связан с охотой. Однако, когда речь заходит о запасах нефти и газа, то это тут же по понятным причинам вызывает массовый интерес. Ресурсы животного мира обычно воспринимаются как нечто вторичное, а чаще всего и вовсе никак не воспринимаются. На самом же деле зимний учет зверей имеет большое значение не только для охотничьей отрасли. «На территориях заповедников, национальных парков, заказников это делается в рамках комплексного экологического мониторинга, то есть это часть большой работы по мониторингу не только зверей, птиц, но и климатических изменений, фенологических и многих других» – объясняет Андрей Разуваев, старший научный сотрудник федерального государственного бюджетного учреждения «Заповедное Подлеморье».

Точность подсчета не может вызывать сомнений, методика утверждена на высшем уровне в Минприроды РФ. Она основана на том, что число пересечений учетным маршрутом следов зверей одного вида прямо пропорционально плотности популяции этого вида. При этом число следов зависит от активности того или иного животного, протяженности суточного хода в данных конкретных условиях. Впрочем, это целая наука с формулами и коэффициентами, разобраться в ней не так-то просто, как кажется. Поэтому от учетчика часто требуется не только хорошая физическая подготовка, но еще и высокая квалификация. Правда, если провести учет квалифицированных специалистов в этой сфере, то, возможно, придется признать, что перед нами исчезающий вид (смотрите наш видеосюжет).

«Мотивация — быть в тайге!»

Наблюдая за теми, кто в этом деле не новичок, становится и вовсе не по себе. Для них – это никакое не приключение, а самая натуральная рутина. «Мотивация – быть в тайге, – признается Андрей. – Если человек, как говорит у нас Дмитрий Анатольевич, хочет денег, значит, идти нужно в бизнес, а если хочет не только денег, но еще и удовлетворения от жизни или, скажем, не создан человек для бизнеса, тогда ему нормально будет и здесь, не пожалеет».

При этом Андрей признается, что текучка кадров в этой сфере огромная: «Ну что мы можем посулить? Квартиру посулить не можем. Денег посулить не можем – будет зарплата стабильная, но маленькая. Вот перед нами идут три человека совсем новых – посмотрим! Они как приходят, так и уходят! Что-то их не устраивает. А может, их устраивает, но их жен не устраивает: может, им нужна какая-то более обеспеченная жизнь. Я себя жертвой того, что нам мало платят не считаю: это же всё – наше, это наши горы! Они помогут нам! (Смеется). Мы богаче многих в этом смысле… Но иногда бывает жалко ребят, у которых есть призвание, а зарплаты такие, что несносно содержать семью, и они уходят в более высокооплачиваемые места: куда-нибудь на пилораму; у нас люди увольнялись и уезжали и вахтовым методом работать, и рыбу потрошить, и на золотые прииски, и даже в Южную Корею уезжали на заработки. Очень жаль».

Открытые вакансии

На Западе таких людей называют рейнджеры, у нас же менее благозвучно – госинспекторы. Если прошерстить Общероссийскую базу вакансий Федеральной службы по труду и занятости, то можно найти вакансию старшего государственного инспектора с такими должностными обязанностями:

  • Руководить работой и инструктировать государственных инспекторов в области охраны окружающей среды и других работников своего участка и контролировать исполнение ими своих обязанностей.
  • Наблюдать за экологическим состоянием природных комплексов и проверять сообщения об их изменении и ухудшении, возникновении очагов вредителей и болезней леса, эпизоотий.
  • Проводить по поручению вышестоящего должностного лица ревизии обходов, отвод и таксацию лесосек, приемку других выполненных работ на закрепленном участке.
  • Проверять у лиц, находящихся на территории государственного природного заповедника разрешение на право пребывания на указанной особо охраняемой территории.
  • Проверять документы на право осуществления деятельности в области природопользования и иной деятельности на прилегающей к территории государственного природного заповедника территории охранной зоны.
  • Задерживать на территории государственного природного заповедника лиц, нарушивших законодательство Российской Федерации об особо охраняемых природных территориях. В случае невозможности установления личности нарушителя на месте совершения правонарушения, доставлять указанных нарушителей в правоохранительные органы.
  • Изымать у нарушителей законодательства Российской Федерации об особо охраняемых природных территориях продукцию и орудия незаконного природопользования, транспортные средства, а также соответствующие документы.
  • Производить в установленном порядке на территории государственного природного заповедника и его охранной зоны досмотр транспортных средств и личных вещей.
  • Контролировать соблюдение требований законодательства на любых объектах, находящихся на территории государственного природного заповедника и его охранной зоны, и приостанавливать хозяйственную и иную деятельность, не соответствующую установленному режиму особой охраны государственного природного заповедника.
  • Обеспечивать соблюдение установленного режима охраны на территории государственного природного заповедника и охранной зоны.
  • Систематически совершать патрулирование, в соответствии с маршрутными листами или заданиями вышестоящего должностного лица в целях предупреждения, выявления и пресечения нарушений режима особой охраны территории государственного природного заповедника, возгораний и пожаров, ухудшения экологического состояния природных комплексов.
  • Составлять протоколы о нарушении режима государственного природного заповедника и правил пожарной безопасности в лесах.
  • В случае обнаружения загорания или пожара, немедленно принимать меры к их тушению.
  • В случае большого очага возгорания, немедленно извещать руководство и ближайшие местные органы власти.
  • В случае выявления нарушения режима государственного природного заповедника и отсутствия возможности его пресечения собственными силами, незамедлительно извещать об этом руководство государственного природного заповедника полицию, а также других работников отдела охраны государственного природного заповедника.
  • Своевременно и в установленном порядке передавать вышестоящему должностному лицу протоколы и иную документацию о нарушении режима государственного природного заповедника, изъятые орудия и продукцию незаконного природопользования.
  • Своевременно информировать вышестоящее должностное лицо о результатах патрулирования.
  • Проводить природоохранные мероприятия, предусмотренные режимом особой охраны заповедной территории, противопожарные мероприятия, учёт диких зверей и птиц.
  • Проводить мероприятия по защите объектов растительного и животного мира, их генетического фонда на территории государственного природного заповедника.
  • Информировать вышестоящее должностное лицо государственного природного заповедника о появлении в лесу вредных лесных насекомых, болезней леса, эпизоотий.
  • Обеспечивать сохранность и содержание в исправном состоянии аншлагов, квартальных, граничных, и других знаков, мостов, пожарно-наблюдательных пунктов, и других объектов лесохозяйственного и противопожарного назначения.
  • Содержать в исправном состоянии и обеспечивать сохранность вверенного имущества, служебных и жилых строений, транспорта, средств связи, оружия, боеприпасов и других материальных ценностей, включая принятое на временное хранение имущество, изъятое у нарушителей режима особой охраны государственного природного заповедника.
  • Вести разъяснительную работу среди населения по предупреждению нарушений режима особой охраны государственного природного заповедника и правил пожарной безопасности в лесах.
  • Участвовать в учётных и инвентаризационных работах, связанных с выполнением научных задач государственного природного заповедника, а также в мероприятиях по регулированию численности животных.
  • Вести служебный дневник наблюдений и прочую документацию для фиксирования систематических, фенологических и иных наблюдений в порядке, предусмотренным руководством государственного природного заповедника.
  • Участвовать в проведении эколого-туристических и образовательных экскурсий и туров, обустройстве маршрутов для экологического просвещения населения.

А теперь внимание – все это человек должен не просто уметь, а делать при обещанной зарплате 15,200 рублей в месяц. И это ставка старшего госинспектора со стажем работы и соответствующим образованием. Страшно себе представить, сколько тогда получает «младший» и какие требования предъявляются ему.

В цифрах

По последним данным площадь особо охраняемых природных территорий (ООПТ) в нашей стране составляет более 13% всей ее площади, плюс 3% площади территориальных вод и исключительной экономической зоны. Это примерно 13 тысяч бюджетных учреждений федерального, регионального и местного значения. Если же взять критерии Международного союза охраны природы, то под охраной в нашей стране находится и вовсе почти четверть ее территории. (Данные Всемирного фонда дикой природы – WWF)

Как сообщил глава Минприроды Александр Козлов на одном из последних заседаний комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды, в 2019 году численность государственных инспекторов в этой сфере составляла 23 тысячи человек, а в ближайшее время по поручению президента ее планируется увеличить до 40 тысяч. Но и эта планка, по словам министра, недостаточно обоснована, так как даже при таком раскладе маршрут одного сотрудника по нормативу патрулирования достигает 350 километров в день, а это сложно себе представить, не то что выполнить. (Источник – Российская газета)

Общие итоги ЗМУ, где я принимал ознакомительное участие, следующие: 25 сотрудников на лыжах прошли 1300 километров, 400 километров преодолели на снегоходе, всего отработано 70 маршрутов общей протяженностью 672,2 километра. Погрешность данных сведена к минимуму, поскольку все передвижения фиксировались по спутнику, а персональные навигаторы записывали каждый плановый трек. По факту даже больше получится, но уж точно не меньше.

Об ответственности

Между тем, речь идет о профессии, где следы животных на снегу – далеко не самое главное. Главное – это сохранение природного разнообразия на обособленной территории, и люди на этой должности регулярно рискуют своей жизнью в стычках с браконьерами, при тушении лесных пожаров, при управлении специальной техникой, а вдобавок к этому рискуют еще и угодить за решетку. Ярким тому примером служит громкое уголовное дело Сергея Красикова из Байкальского государственного заповедника. Его подозревают в превышении должностных полномочий при задержании нарушителей на заповедной территории. Инцидент вызвал такой общественный резонанс, что об этой профессии в одночасье узнала вся страна. Правда, ждать, что после этого данная специальность станет более востребованной, наверное, не стоит. Скорее, наоборот, из-за сложностей с применением оружия и низкой заработной платы – будет все больше отталкивать. А где же тогда взять необходимые 40 тысяч самоотверженных человек – это вопрос, на который Минприроды ответа пока не дает, хотя в громких делах все же своих героев не бросает и публично за них вступается.

Не всё так плохо

При этом, сказать, что государство не поддерживает заповедное дело, или что заповедникам нечем привлечь к себе квалифицированную рабочую силу, будет несправедливо. Техническое оснащение ООПТ очень часто находится на высоком уровне: «В техническом плане у нас сейчас есть всё! У нас есть и автомобильная техника, у нас есть разные вездеходы, и аэроглиссеры (даже не знаю, сколько у нас там уже этих аэроглиссеров), и снегоходы, и катера, и полностью вся аппаратура для записи и фиксации нарушений, и GPS-навигаторы, и рации, и лыжи, и даже квадрокоптер у нас не один. В плане технического оснащения мы полностью обеспечены, я считаю. Зимовья новые строим каждый год, таежную инфраструктуру для проведения мониторинговых работ улучшаем» – говорит Андрей Разуваев.

Условия труда на ООПТ, как правило, тоже вполне достойные: «То, что мы делаем, – добавляет Андрей, – не должно выглядеть или быть экстремальным видом деятельности. Тут должно быть всё чётко. Люди должны нормально отдыхать, должны идти спокойно от зимовья к зимовью, переходы делать сносные, не такие, чтобы упахивались, нет – все должно быть разумно, адекватно и весело, чтобы они не воспринимали это как какую-то невероятно тяжелую работу. Все должно быть удобно и хорошо».

Портрет

Портрет потенциального кандидата на должность государственного инспектора уже много десятков лет выглядит следующим образом: «Если человек себя в другом не смыслит, если он не жалеет о том, что он ходит здесь, ему нравится наблюдать, следы соболей считать, нравится воздухом дышать, какие-то нагрузки испытывать, а потом с друзьями сидеть выпивать самогонку в зимовье – почему нет, это нормально. Он работает. Он занят. Я думаю, когда ему исполнится и 60 лет, он не пожалеет о том, что пришел сюда – делится своим мнением Андрей, – Мне как отец рассказывал (он рыбак): Я вот знаю, что ничего не добуду в речке этой сегодня – погода не та, не то время – а все равно иду как на работу. И тут то же самое – вот он идет, знает, что денег не заработает больших. Ну а как сезон-то пропустить? Сегодня сезон пропустил – завтра ты уже ходить не сможешь. В таком режиме и работает. Даже не знаю с чем сравнить… Со спортом, наверное. Формула здоровья у него такая: он ходит, значит он – живой».

Жаль только, что медали в этом «спорте» не предусмотрены. В лучшем случае, именная благодарственная грамота, да и та не всегда в стеклянной рамке. А сколько еще таких, казалось бы, невзрачных профессий в России? В последнее время часто приходится слышать о поддержке системообразующих предприятий. Возможно, впору задуматься и о поддержке системообразующих профессий. Или хотя бы об их популяризации, если поддержки ждать бесполезно.

 

Автор: Олег Галикаев

Подпишитесь на нас в соцсетях

VK



Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий

Поиск по сайту

Тэги по теме