«Будет ли рок? Да черт его знает»: как изменилась музыкальная тусовка в Петербурге

Центром культуры в России по праву считается Санкт-Петербург. Исторически сложилось, что именно в него съезжается интеллигенция со всей страны, поскольку Город на Неве – столица царской России: дворцы, балы, аристократия. А где аристократия – там высокое искусство.

В настоящее время ничего фактически не изменилось. Москва считается прекрасным городом для построения карьеры и зарабатывания денег, а Питер принимает в себя всех творческих людей. Мансарды коммунальных домов так и напрашиваются на создание художественных мастерских, где царит дух абстракции, а все вещи разбросаны в натуральном творческом беспорядке.

Можно представить коммунальную квартиру где-нибудь в районе Владимирской, в каждой комнате которой живут люди творчества.  А вечером на зеленой прокуренной кухне они собираются и поют Цоя. Вообразить это в любом другом городе невозможно, во-первых, потому что «коммуналки» - чисто питерская «фишка», так же, как и высокая концентрация творческих людей на один квадратный метр.

В числе прочих, в отдельную обширную категорию можно отнести петербургских музыкантов. Это огромная каста жителей города, которую можно разбить на некоторые разделы. Не считая известных артистов, есть большое количество музыкантов, играющих на улицах, в барах и ресторанах, выступающих на камерных и обширных рок-фестивалях («Живой!», «Окна Открой!»).

Также на формирование музыкальной «тусовки» в Питере неоценимо повлиял Ленинградский рок-клуб. Фактически именно благодаря ему сформировалась не просто андеграудная группа музыкантов, но и в России начали воспринимать рок не как что-то западное, неподходящее для русского человека, а как вполне годную музыку. С начала основания Рок-клуба вся его деятельность, можно сказать, была направлена на легализацию рок музыки. Именно Ленинградская школа дала нам такие крупные имена как Аквариум, Кино, Алиса, ДДТ, и другие.

Почти каждый из современных питерских музыкантов помимо своей музыкальной деятельности работает на обычной работе, или же находит другие способы для обеспечения себя и своей семьи. Ведь, насколько известно, музыканты – люди небогатые, поскольку творчество редко бывает коммерческим, особенно с такой конкуренцией, как в Петербурге.  Но есть и те, кто полностью посвятил себя музыке, и научился зарабатывать с помощью любимого дела достаточное количество денег.

Для таких людей Короновирус стал некоей точкой невозврата, многим из них пришлось поменять свою деятельность, как только они сумели выйти из кризиса.

Как только пандемия началась, все заведения, в которых музыканты обычно играли, позакрывались. Да и улицы были пустыми. По мнению Антона Гарри Климова, гитариста группы «Веспер», и экс-гитариста группы «Парк Шагал», на всех музыкантов по-разному повлияла пандемия. Кто-то, кто более плодотворен в творческом плане, восприняли карантин как возможность сделать паузу от бытовых проблем. Они выпустили новые синглы, в том числе и на тему пандемии, а сейчас эти синглы уже включаются в альбомы.

 

«При этом те музыканты, которые не пишут совсем, а которые просто играют в составе - им было тяжеловато. Про cover-коллективы я совсем молчу. Многие из них просто развалились, поскольку не было заказов, а массовые мероприятия были запрещены.  Вплоть до этой весны», - добавляет Антон.

 

При этом самые «денежные» периоды, например новогодние праздники, также в этом году были пропущены.

По мнению Андрея Соколова, арт-директора Police Station jazz club, мультиинструменталиста, музыкант Bison Grass, Солнце Хмари, проекта Гордей, the Spootniks, Bitter Candy, и педагога - ковид стал очень плотным фильтром для людей в музыкальной сфере, поскольку многие ушли на работу, которая приносит хоть какие-то деньги.

 

«Если говорить о джазовой среде, то тут даже все самые «мэтрестые мэтры» ушли в режим ожидания работы площадок. Единственное, что выживало во время первого локдауна, это онлайн-фестивали, на которые попадали очень немногие. Допустим, я со своим коллективом отыграл три фестиваля, и это, наверное, самое веселое, что могло произойти за лето»

 

Стали популярны «Джемы», в блюзовой среде это было единственным, что позволяло вообще не забыть, как играть на своем родном инструменте. Сейчас нужно будет какое-то время, чтобы музыканты восстановили свои навыки, поскольку те, кто играл по 3-4 концерта в неделю до ограничений, не был замотивирован в ковид просто сидеть и заниматься.

 

«Апатия поглотила всех, у кого ничего кроме музыкальной среды не являлось доходом», - заключает Андрей.

 

Если говорить про рок, то в действии осталось не так много проектов, которые что-то значат в городе. Все дружно пытались понять, как выживать в этих условия. Активизировались «старички», то есть это околозвездная тусовка, которая придерживается политики «на безрыбье побыть хоть немножко рыбой».

По мнению музыканта, будет ли появляться рок, или нет – это вопрос настроения, создаться ли коллектив, который будет давать драйв, или нет, ведь тут дело не в стилистике исполнения, а в драйве.

По словам Андрея, много изменилось и среди площадок для выступления. Организаторы попросту не понимали, когда этот «трэш» закончится. Джазовый бар «Дом 7» вообще прекратил свое существование, а другие джазовые площадки начали профильтровываться. На реконструкцию ушла «Opera», очевидно, что из-за смены владельцев и маленького притока денег. «Аврору» перекупили в локдаун, из-за чего поменялась политика концертов. Из-за этих факторов никто из организаторов не было готов к ослаблению локдауна и к возобновляющимся мероприятиям, которые должны были бы оплачиваться по фиксированным ценам. И это происходит до сих пор.

При этом появилось расщепление на крупных и мелких организаторов мероприятий. Когда или есть понимание, что это будет хороший концерт, к которому нужно подготовиться, или музыкант играет, не понимая, будут ли люди, или нет.

 

«Были и подпольные концерты, которые подкармливали музыкантов, а также квартирники, на которые, публика ссала приходить», - добавляет музыкант.

 

Стоит отметить и существование разных фестивалей в этот сложный период. Ведь до сих пор неизвестно, будут ли этим летом проходить фестивали. Топовые фесты пытались не упасть в грязь лицом и делали вид, что процветают. Но стоит посмотреть, например, на VK-фест, который был сделан на коленке.

 

«Лично у меня в начале прошлого года образовался проект, который выжил, локдаун прошел в плотной работе. Единственное, что приносило радость и доход. Он больше «каверовый», организаторы эвентов как процветали, так и будут процветать. Их стало меньше, но корпоративы и другие мероприятия необходимо проводить, на них всегда есть спрос», - говорит Андрей.

 

Фронтмен группы «Паровоз до Кубы» Сергей Шиподько, напротив, утверждает, что Covid-19 никак особо не повлиял: - «Мне кажется, даже больше, чем обычно, играли!»

Сейчас же начинают постепенно функционировать площадки, появляются концерты, на которых можно получать хорошее нестроение из-за наличия народа, а также определенную выгоду. Изменяется сам рынок, и он будет не такой, как раньше.

Андрей Соколов отмечает любопытный факт, что в цифровой формат рынок не перешел. И это вряд ли произойдет, потому что музыка должна быть живой. Но при этом активизировались «электронщики», что вполне логично. Рейвы как проводились, так и проводятся, при этом они как были полулегальными, так такими и остаются, независимо от локдаунов и всего остального.

 

«Музыканты как выживали, так и будут продолжать выживать. Все зависит от того, насколько сильная у них психика, чтобы держать себя в форме, а таких не очень много. При этом «олдскульные» тусовки скосились просто потому, что народ в прямом смысле умирал. Но всегда есть новая кровь», резюмирует музыкант.

 

 

 Автор: Олеся Богданова

 

Подпишитесь на нас в соцсетях

VK



Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий

Поиск по сайту

Тэги по теме