Абьюз со вкусом смерти: почему Россия проигрывает борьбу с домашним насилием

Абьюз со вкусом смерти: есть ли в России спасение от домашнего насилия

Россия находится в списке тех немногих стран, где закон о домашнем насилии так и не был принят, несмотря на то, что всё чаще встречаются женщины, убитые или искалеченные своими мужчинами. Казалось бы, в законодательной практике и так есть механизмы воздействия на домашних тиранов, однако эффективно их применять у нас не умеют.

Введенная в 2017 году «декриминализация побоев» привела к тому, что за пощечину человек может быть наказан сильнее, нежели за причинение серьезных телесных повреждений. Ведь во втором случае жертве придется самой доказывать свой статус в суде, если, конечно, она выживет. Понятно, что всё это сделано для переквалификации побоев в административные правонарушения, чтобы поправить удручающую статистику.

Только до этого не всегда доходит. Ведь всё чаще подобные истории заканчиваются искалеченным здоровьем или психикой женщины, или того хуже смертью. Причём в основном из-за попустительства полиции, игнорирующей вызовы, и их нежелания разбираться в том или ином деле. Но есть ли выход из этой катастрофической ситуации?

 

Удручающая статистика

На сегодняшний день каждая 5-ая женщина в России подвергается домашнему насилию. Причём чаще всего они сталкиваются с этим от мужчин, злоупотребляющих алкоголем. По статистике, каждый 5-ый сильно пьющий мужчина, применяет насилие в отношении жены или сожительницы. Значительно реже, лишь в2% случаев, это встречается среди закоренелых трезвенников.

 

Среди жертв, 25% женщин никуда не обращается, потому что не верят в систему правосудия и боятся ещё более серьезных последствий.  Лишь одна из 10 жертв обращается в полицию, но при этом только единицы дел доходят до суда. Поэтому большая  часть предпочитает делиться с подругами или родственниками, причём не самыми близкими.

Согласно статистике МВД,  самый больший процент приходится именно на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, которое, по итогу, почему-то с трудом наказывается. Почему же так?

Индикатор насилия в отношении женщин в разных странах, подразумевающий такие показатели, как распространенность и уровень правовой защиты, демонстрирует, что Россия в этом плане более близка к не самым передовым странам.

Причём адекватная законодательная защита от насилия для женщин отсутствует только в России и Экваториальной Гвинее. По этому показателю наша страна в 2018 году набрала 0 баллов, оказавшись на одной строчке с Либерией, Ираном и Йеменом.

Опросы ВЦИОМ и «Левады-центра» и вовсе демонстрируют удивительные результаты. По данным на 2019 год, 90% россиян придерживается мнения, что насилие недопустимо. Однако оно откуда-то берется, и не взято из воздуха?

Прошлогодний опрос «Левады-центра» и вовсе показал, что женщины в 2 раза чаще мужчин знают о домашнем насилии. А как иначе, если эти самые мужчины и становятся домашними тиранами, выискивая оправдание своим действиям.

Несмотря на «красивую статистику» о снижении домашнего насилия, особый всплеск пришёлся на период карантинного обострения, когда практически всё свое время россияне проводили со своими женщинами. Казалось бы, отличный повод подарить друг другу любовь и заботу, но многие недели обернулись в самый настоящий ад. Количество звонков на всероссийскую горячую линию выросло на 25%.

Из приведенных данных складывается ощущение, что никакой борьбы c домашним насилием не ведется и все ждут принятия официального закона. Но оправданы ли возложенные на него надежды?

 

«Дырявый» закон о домашнем насилии

Предложенный закон напоминает больше фантастическую новеллу в нескольких актах. Написано всё красиво, но по факту – заведомо не работает.  Из обнаруженных «дыр» следует, что именно люди, нуждающиеся в помощи, её не получат. Домашний тиран однозначно понесет административное наказание, и далеко не факт, что уголовное.

Да и рассмотрение административки может затянуться на месяцы, что не обеспечит женщинам защиту на этот период времени. Абьюзеры будут угрожать, преследовать и запугивать, чтобы дело как можно скорее было свернуто. Административный кодекс в этой ситуации пригоден только в бумажном варианте, и то, чтобы ударить тирана томиком по голове.

Кроме того, вторая версия законопроекта подразумевает, что жертвой домашнего насилия могут считаться только супруги, бывшие супруги и родители общего ребенка. Получается, под прицелом остаются девушки, просто сожительствующие со своими мужчинами. Можно ли считать правильной логику «нет штампа – нет домашнего насилия»?  По итогу сотни тысяч россиянок останутся без защиты, что вряд ли укрепит институт семьи.

Аресты и штрафы, предусмотренные законопроектом, ничем не отличаются от тех, что предложила «декриминализация насилия». А, как показала практика, от абьюза они не защищают. Причём выносить эти штрафные санкции можно будет только с согласия жертвы, а если она будет запугана, то мужчина просто избежит наказания.

И, наконец, самый важный этап, когда женщина решается пожаловаться в полицию, просто игнорируется, поэтому, неудивительно, что 70%  не верит в такое правосудие. Ещё до того момента, когда дело доходит до разговора о законе. И всё это приводит к страшным последствиям.

Абьюз с запахом смерти и полицейская слепота

Всё чаще в стране происходят трагедии, от которых кровь стынет в жилах.

В ночь с 24 на 25 января под окнами дома №59 по улице Шоссе в Лаврики в Мурино нашли тело 22-летней Ксении Шеренговской. Незадолго до этого девушка вернулась из гостей вместе со своим 24-летним молодым человеком Алексеем Павловским. Между возлюбленными случилась ссора, попавшая на камеры подъездного видеонаблюдения и закончившаяся гибелью девушки. Алексей утверждал, что это самоубийство, но все факты указывают на преднамеренное убийство.

Одна из жительниц дома рассказала,  что видела, как пара выясняла отношения, но не придала этому значимости: «Слышу звук пощёчины. Потом он стал её сзади придушивать как котёнка. Она кричала: "Мама, мамочка". Плакала навзрыд. Потом они пошли».

В редакцию «Журнала» прислали видео с камер, на которых видно, как у лифта Ксения получает ногой в спину и врезается лицом в угол металлической стойки.

 В лифте - прицельный удар в голову. Когда приезжают на 13 этаж, Алексей выходит, а Ксения пытается уехать, жмёт кнопки, но её выдёргивают из кабины. Через полчаса девушки уже не было в живых.

 

Редакция «Журнала»  пообщалась с подругой Ксении Анастасией Берденниковой, которая рассказала подробности этой истории.

«Они познакомились в магазине одежды New Yorker. На момент убийства они встречались только три месяца. Алексей очень сильно манипулировал ей, она никуда не могла без него уехать. Если Ксения встречалась с девочками, то  сразу через час должна была быть дома. В отношениях он нередко её избивал, но она покрывала его, говоря, будто он защищался от неё», - рассказала Анастасия.

Кроме того, из её слов стало известно, что после Нового года Ксения скидывала фотографии их общей подруге, из которых следовало, что Алексей избил девушку так, что «пол лица не было видно».

«В день трагедии он сам написал одной из девочек «Ксюши больше нет, она спрыгнула с балкона». Мы в это не поверили, до тех пор, пока не позвонила её мама. Три  дня мы жили с мыслью, что она, действительно, сама спрыгнула. Но уже на похоронах всплыли видео, которые добыл дядя Ксении», - поведала Анастасия.

Она рассказала, что крестный Ксении сам пошёл опрашивать соседей, рассказавших, что слышали дикий шум и дважды вызывали полицию, которая так и не приехала.

«Одна из соседок посоветовала ему взять видео у управляющей компании. После того, как нам их  показали, мы решили, что надо вызывать общественный резонанс. Полиция же, проигнорировав два вызова, приехала уже только на звонок о самоубийстве. Всё что сделали прибывшие сотрудники – поднялись с Алексеем в квартиру и спросили о произошедшем. Он сказал им, что Ксения напилась и спрыгнула, после чего его спокойно просто отпустили домой. После того, как мы начали форсить историю, СК сделал заявление, что полиция действовала в рамках закона, и не было допущено никаких ошибок. А уголовное дело они завели после того, как об этом стал говорить весь интернет», - говорит Анастасия.

Собеседница также рассказала, что на слушаниях Алексей признался, что выпивал и избивал Ксению, но сознаваться в убийстве и приносить извинения родителям девушки отказался. По поводу работы полиции Анастасии объяснили, что для Мурино это типичная история из-за нехватки машин и людей. Однако в этом ли дело?

Ведь за год до этого, также в январе, в Кемерово произошла схожая история: убийство с особой жестокостью, избиения в течение долгого времени и игнорирование полицейскими вызовов.

23-летняя Вера Пехтелева состояла в «романтических отношениях» с молодым мужчиной Владиславом Канюсом и переехала к нему в квартиру. Довольно быстро девушка поняла, что это не её спутник и захотела бросить его. Молодые люди поссорились, и Владислав начал пытать свою бывшую девушку на протяжении трех с половиной часов. На теле девушки насчитали как минимум 56 повреждений разного рода — кровоподтеки, порезы, сломанный нос, черепно-мозговая травма.

Происходило все это в прихожей, возле входной двери, где соседи слышали душераздирающие крики Веры. Семь звонков на линию не послужили поводом для визита полиции. Жильцы сами взломали дверь и увидели страшную картину: девушку в луже крови над которой стоял обезумевший Канюс.

Как и в случае с Павловским, рассчитывать на большой срок наказания не приходится. Их и вовсе могут выпустить по УДО. Халатность полиции и вовсе осталась безнаказанной. Кемеровские полицейские могут отделаться штрафом, тогда как петербургским и вовсе ничего не грозит.

То, что система правосудия работает неправильно, показал и резонансный случай сестер Хачатурян, убивших своего отца в 2018 году. В день трагедии отец семейства распылил своим дочерям перцовый баллончик в глаза за «неправильный» порядок разложенных вещей и женских волос на полу.

Угроза жизни была очевидной, как и то, что нападения неминуемо будут продолжаться с новой силой. После того как Хачатурян заснул, они решили что пора положить конец насилию и избиениям в семье, поэтому зарезали отца.

Известно, что Михаил Хачатурян избивал и насиловал своих дочерей много лет — со слов его младшей дочери Ангелины, не менее восьми. Известно как минимум об одном эпизоде склонения дочерей к групповому сексу, и одной из них к оральному, что чуть не привело к суициду девушки. Лишь только спустя три года судебных тяжб, 23 марта 2021 года, сестер признали потерпевшими по этому делу. 

Выход в резонансе?

Подобных историй с каждым годом становится больше, поскольку проблема домашнего насилия решается только на бумаге. Правоохранители зачастую и вовсе закрывают на это глаза, поэтому обществу остается бороться только с помощью общественного резонанса.

Как рассказала Анастасия, после огласки истории Ксении Шеренговской, ей писало немало женщин. Ей рассказали личные истории или истории дочерей, подвергшихся избиениям и издевательствам, а также об игнорировании жалоб полицией. Однако и метод борьбы через огласку рано или поздно может дать сбой, ведь народ просто наестся этими хоть и жуткими, но схожими по ужасу историями. Но пока он работает, важно и нужно действовать, привлекая всех виновных к ответственности.

Если вы или ваши знакомые столкнулись с ужасами домашнего насилия, можете об этом рассказать нам. Редакция «Журнала» расскажет всю правду.

 

Автор: Роман Журавлев

Подпишитесь на нас в соцсетях

VK



Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий

Поиск по сайту

Тэги по теме